МЫ ВЕСЬМА ОБЕСКУРАЖЕНЫ

14.06.2016

Параллельный импортёр ввозит товар, на котором товарный знак размещён законно – самим производителем, поэтому согласно определению контрафактного товара из статьи 1515 ГК РФ этот товар не считается контрафактным.

Иными словами запрет на параллельный импорт есть – это статья 1487 ГК РФ, а санкций за нарушение этого запрета нет – статья 1515 ГК РФ, которая все санкции увязывает с незаконным размещением товарного знака. В целом всё в соответствии с тысячелетней русской традицией (не такой уж плохой): закон не справедлив, поэтому никто его не исполняет.

Борцов с параллельным импортом (обладающих большими финансовыми возможностями) это обстоятельство никак не устраивало (см. документы: поправка в ст.1515 за подписью Дмитрия Анатольевичао предложениях ФАСАЕБ о параллельном импорте; Консультативный совет по иностранным инвестициям о том же), и Исследовательский центр частного права под руководством Александра Львовича Маковского включил в Проект Федерального закона № 47538-6  обескуражившую всех юристов поправку в часть 1  статьи 1515 ГК РФ, согласно которой контрафактным должен признаваться не только товар, содержащий незаконное размещение товарного знака (как это принято во всём мире), но и товар, попавший на российский рынок без предварительного согласия его зарубежного производителя.

Законопроект был очень большим, речь шла об изменении сотен статей гражданского кодекса, в числе этих статей были, в том числе, положения, включённые, скажем так, в интересах отдельных не бедных групп лиц.

Проект шёл за подписью Дмитрия Анатольевича Медведева (это к вопросу о том, что могло помешать Игорю Ивановичу Шувалову сдержать своё обещание в отношении легализации параллельного импорта – см. «Гранаты у них не той системы») в тот момент Президента, поэтому Исследовательский центр частного права обосновано рассчитывал на то, что поправка пройдёт автоматически.

Мы назвали эту поправку обескуражившей юристов по следующим причинам:

Нормы права – это не таинственные криптограммы, а краткое и непротиворечивое отражение представлений о справедливости и о здравом смысле.

Поправка явным образом противоречила и здравому смыслу, и логике, и справедливости.

Дело в том, что признание товара контрафактным – это не самоцель, цель в последствиях такого признания. Если товар контрафактный  - он подлежит изъятию и уничтожению. Если товар не контрафактный – изымать и уничтожать его нельзя.

Борцы с параллельным импортом пытались реализовать вот такую абсолютно несправедливую и нелогичную с точки зрения любого нормального человека формулу: правообладатель производит товар → продаёт товар → получает за товар оплату → продукция ввозится в Россию → правообладатель требует изъятия этого товара у того, кто товар купил у самого же правообладателя и правообладателю за этот товар заплатил → суд такое требование удовлетворяет, так как согласно изменённому определению контрафактного товара вынужден признать не контрафактный по сути товар контрафактным по норме права.

Поправка была исключена из законопроекта по инициативе Вячеслава Ивановича Лысакова.

Уважаемый Вячеслав Иванович Лысаков обратил на это безобразие внимание руководства и депутатов Государственной Думы. Состоялось обсуждение, в котором Вячеслав Иванович Лысаков поправку критиковал, уважаемый Павел Владимирович Крашенинников поправку защищал, Сергей Евгеньевич Нарышкин и Александр Дмитриевич Жуков выступили в качестве арбитров.

Победила дружба. Не все участники этого обсуждения юристы, но все обладают хорошо развитым чувством справедливости и здравого смысла, поэтому не составило большого труда прийти к согласию в отношении того, что предложенное определение контрафактного товара противоречит и справедливости, и здравому смыслу, а значит, такому определению нормой права стать не суждено.

Please reload

Недавние публикации

28.02.2020

Please reload

Архив

Please reload